Путь к себе: от хиппи до настоятеля храма

При церкви с 1998 года существует «Дружина юных разведчиков апостола Андрея Первозванного»
При церкви с 1998 года существует «Дружина юных разведчиков апостола Андрея Первозванного»
Тихий голос, добрая улыбка, небесно-голубые глаза. Весь облик отца Андрея излучает тепло. Такому священнику хочется рассказать о самом сокровенном.
 
На прошлой неделе настоятель сам решил «исповедаться» перед калужанами. Встреча под интригующим названием «От Джона Леннона до Игнатия Брянчанинова» прошла в храме Великомученика Георгия «за  лавками».
 
— О себе рассказывать не очень смиренно. Но, если это пойдёт на пользу чьей-то душе, наверное, только из этих соображений поделюсь тем, как я шёл к Богу, — так начал встречу настоятель храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы «что на рву» в Калуге.
 
Музыка и книги
 
— Я вырос в нерелигиозной семье. Никто у нас не молился, в храм не ходил. Но в то же время, когда я заканчивал школу и встал вопрос о том, что же мне дальше делать, мама неожиданно стала говорить о семинарии. У неё сложилось чёткое представление о том, что оттуда выходят всесторонне развитые, образованные люди.
 
Я не хочу сказать, что был каким-то замечательным ребёнком. Много было во мне нехорошего, неправильного, о чём я сейчас сожалею. Большую роль в моей жизни играла мама. Она взращивала во мне ростки добра. Я вообще всегда верил в победу добра над злом. Ведь об этом были книги Жюля Верна, Герберта Уэльса, Майн Рида.
 
Моя мама закончила педуни­верситет. Это место было средоточием вольнодумцев. Мама была знакома с очень многими интересными, интеллигентными людьми, в нашем доме бывали диссиденты. Помню, на кухне стоял бобинный магнитофон, из которого звучал хриплый голос Александра Галича, потом — Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого. Это было фоном моего детства. Какие песни мне нравились? Да самые весёлые, смешные. Мои любимые поэты и музыканты всегда говорили о любви. При этом очень редко смысл сужался до отношений между мужчиной и женщиной, чаще всего имелась в виду любовь ко всем, кто рядом с тобой.
А потом в моей жизни появилась группа «Битлз». Среди тех, кто слушает «Битлз», я не знаю ни одного плохого человека. Ведь о чём говорил Джон Леннон? «All you need is love» — «Всё, что тебе нужно, — это любовь».
По сути, если проанализировать характеры моих любимых книжных героев и певцов — все они были в хорошем смысле слова бунтарями: и Галич, и Окуджава, и Высоцкий. А позже — Гребенщиков, Шевчук.
 
Глоток свободы
 
В подростковом возрасте Андрей стал искать ответы на вечные — «проклятые» — вопросы: зачем, для чего он живёт? Среди сверстников понимания не находил.
 
— Нельзя было даже заикнуться о том, что ты книжку читаешь: «Да ты ботаник, очкарик!» Такое же отношение было со стороны девочек. Им нужны были бравые герои. Внутренний мир никого не интересовал. И в этот момент жизни я познакомился в Коктебеле с хиппи. Ни один фильм не может передать того духа, который там царил. Это была невероятная свобода. И не внешняя сторона меня привлекала — длинные волосы, фенечки, особый жаргон. Я впервые — за исключением своей мамы — увидел совершенно другие отношения между людьми. Это была настоящая любовь. Она проявлялась в том, что каждый очень бережно относился к внутреннему миру другого человека. Здесь были музыканты, художники. Кто не имел талантов — проявлял себя в чём только мог: букетики плёл, на камушке закорючки рисовал. И при этом был по-своему интересен. Я вдохновился всем этим, загорелся. Вернувшись в Калугу, пытался здесь что-то подобное найти. Но провинция не располагает к свободе. Здесь пионеры, октябрята, комсомольцы. А ещё тогда были сильны районные группировки — ты попробуй с длинными волосами по улице пройтись. Можно было и огрести. Я знаю, что это такое. Военрук в школу с такой причёской не пускал — но мне это только нравилось, конечно.
 
После Коктебеля мои «проклятые вопросы» о смысле жизни, о поиске себя обострились. Стали мучительными. Говорят, что человека к Богу приводят страдания, скорби, испытания. Главным из того, что подтолкнуло меня, было искреннее желание понять, для чего я пришёл в этот мир. Я знал, что если не найду ответов на главные вопросы, то не смогу жить дальше.
 
Всё начинается с любви
 
После школы Андрей поступил в Бауманский университет. Поняв, что технарь из него не получится, бросил. Устроился работать осветителем на Калужскую экспериментальную телестудию.
 
— Здесь я познакомился со своей будущей супругой Мариной. Нас сблизило то, что она задавалась теми же вопросами. Я таких девушек не встречал! Она в то время ездила в Оптину пустынь — тогда обитель начала возрождаться. Я стал задавать ей вопросы. Она ехала к своему духовнику — он отвечал. Вопросы становились всё сложнее, однозначных ответов не получалось. В конце концов она сказала: «Я не знаю, как тебе объяснить, ты давай сам езжай». А я боялся сделать первый шаг — комплексы молодого человека: все будут на тебя смотреть, смеяться, мол, ничего не знает, ничего не умеет. Но при этом чувствовал: что-то важное там коснётся меня. Я поборол сомнения и поехал. И не успел переступить врата святой обители, как на меня уже опустилась тёплая волна. Мне ещё никто ничего не сказал, я ни с кем не пообщался, а такое было ощущение, что попал домой, наконец нашёл то, что искал.
 
С чистого листа
 
— Никто не помнил, крещён я был в детстве или нет. Поэтому меня крестили в Оптиной пустыни.
 
— Перед крещением я срезала с Андрея все хипповские фенечки, — рассказала журналу «Фома» супруга батюшки Марина. — Как-то неудобно было с ними в купель… А одна на ноге осталась. Он почему-то не дал её срезать: жалко стало. Пришли в храм. Андрей подходит к купели, а отец Сергий вдруг так весело говорит: «Это что? Фенька? Ну-ка, давай срезать!» И всё это вышло как символ расставания с хипповским прошлым и всецелым посвящением себя Христу. И началась у нас совершено другая жизнь. Вскоре мы повенчались.
 
Жизнь действительно повернулась на 180 градусов. Андрей, с трудом поступив на филфак, отдал предпочтение духовной семинарии.
 
— Тогда как раз открылась наша Калужская семинария. Неожиданно мой батюшка говорит: «Может, тебе пойти туда поучиться? Не понравится — бросишь!» А я не только никогда об этом не задумывался, но даже не понимал, зачем люди туда идут. Все священники казались мне святыми людьми. Сначала я учился одновременно и на филфаке, и в семинарии. Поняв, что в семинарии я слышу то главное, что касается души, а в педе, чтобы найти ответы на те же вопросы, нужно было перелопатить кучу информации, решил последний бросить. Стал в Никольском храме пономарить. Нужно было как-то копеечку зарабатывать. На это и жили. Владыка предложил мне сан принять. Тогда было как во время войны, когда генералов всех поубивали. В каком-то смысле наши «генералы» на Соловках легли, сержантам надо было вести полки в бой. Вот мы и были такими неоперившимися сержантами. Надо было совершать таинство, народ Божий окроплять. От нас требовались искренность и честность, а всё остальное, мы надеялись, Господь нам даст.
 
С тех пор прошло больше 20 лет. При храме отца Анд­рея создана дружина «Юные разведчики». Есть у подрастающего поколения и своя группа «Аквамарин», в которой на гитаре играет сын батюшки. Ребята сами пишут тексты и музыку.
 
— Сейчас я русский рок слушать не могу, да и не хочу. Начинаешь молиться — и всплывают в голове тексты. Больше слушаю инструментальную музыку или рок на английском. Они не мешают мне творить молитву.
 
Источник: kp40.ru

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Комментарии с гиперссылками не публикуются и удаляются автоматически. Не тратьте свое время!
CAPTCHA
Чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком, введите текст русскими буквами (регистр не имеет значения)
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
ПОДЕЛИТЕСЬ!